Смотреть видеогалерею Соревнования: прошедшие и предстоящие Путешествия
Меню

Авторизация

Поиск

Статьи
Переправа, переправа! Берег левый, берег правый

Данная статья – попытка систематизировать информацию по действующим мостам и переправам на территории Нижегородской области и немного за её пределами для больших рек



Фото из путешествий
Живительная вода

 На родину тарарушки. И не только...
Старт: 2011-06-24 06:00
Маршрут: Арзамас – Глухово – Дивеево – Аламасово – Илёв – Нарышкино – Бахтызино – Суморьево – Бутаково – Криуша – Полховский Майдан – Вознесенское – Сарма – Вознесенское – Солнце – Ардатов – Арзамас

Дистанция: 372 км.

Время: 4 полных дня

Участники: X-man, *Nat@lek*

GPS track


На родину тарарушки. И не только...

Побывать на «великой мордовской реке» Мокше, в могучих таинственных примокшанских лесах на юго-западной окраине Нижегородчины и прикоснуться к нетривиальному прошлому этих мест хотелось ещё давно… 

Мечты, как известно, рано или поздно сбываются. В конце апреля этого года я впервые побывал на Мокше в Краснослободске, Темникове и Санаксаре в рамках автоПВД по Мордовии, а в пору коротких июньских ночей наконец-то сложились все условия и для обстоятельного 4-х дневного велоПВД в Вознесенский район. 

Вечером 23 июня на вокзале Арзамас-2 встречаю Наталью, прибывшую вечерним муромско-сергачским экспрессом. Правильно говорит пословица: нет худа без добра – пусть казанского экспресса больше нет в обращении, зато во времени мы теперь не ограничены! 

День 1.  

24 июня в 6 утра, выспавшиеся и полные сил, отправляемся на юго-запад. Пустынная, благодаря раннему времени, трасса Арзамас – Дивеево плавно набирает высоту из долины Тёши. В селе Глухове, расположенном близ наивысшей линии местности – тёшско-мокшанского водораздела, - делаем первую остановку. Рядом с дорогой белеет восстановленный совсем недавно храм. 

Старинная двухэтажная церковь Покрова была построена в 1731 году тщанием помещика П.М. Аргамакова. В период массовых гонений на Церковь около 1937 года храм был закрыт. Священники были арестованы, а здание, как водится, отдали на нужды колхоза. Внутренние несущие опоры были разобраны, входы расширены, что со временем предрешило участь храма – в 1947 году рухнул купол, после чего церковь была разобрана на кирпич. Уцелела лишь колокольня, но её завершение сгорело в 1984 году.  В 2003 году она запомнилась мне ещё заброшенной и ветхой, а через 3 года - уже побеленной, с восстановленным шпилем. В 2008 году нашёлся благотворитель и новый храм построили очень быстро. Уже к Покрову 2009 года здание в целом было возведено, а освящение главного престола состоялось в ноябре 2010 года. Увы, реставраторами не были обнаружены чертежи или старые фотоснимки разрушенного храма, так что вновь построенная церковь, видимо, имеет мало общего с прежней… 

Проехав транзитом Суворово и Елизарьево, въезжаем в Дивеево. Ограничившись осмотром снаружи Серафимо-Дивеевского монастыря, посещаем источник первоначальницы Александры и любуемся великолепной панорамой святыни с противоположного берега запруженной речки Вичкинзы. Следующая достопримечательность поджидала нас совсем рядом – в примыкающем к Дивееву с юга сельце Осиновке. 

Деревня Осиновка упоминается в документах второй половины XVII века. По данным отказных книг, в 1685 году деревня Осиновка Ардатовского уезда значилась за стольником Семеном Ивановичем Шахаевым. Впоследствии имение перешло к его сыну - князю Федору Семеновичу Шахаеву. На протяжении XVIII и XIX веков вплоть до революции сельцо Осиновка принадлежало различным представителям рода Шахаевых. В начале 1830-х годов имение числилось за коллежским асессором князем Сергеем Николаевичем Шахаевым, который в первой половине XIX века строит на склоне речки Вичкинзы новый каменный трехэтажный дом в стиле классицизма. Главный фасад дома ориентирован на север в сторону поймы реки. Западнее дома возведены служебные и хозяйственные постройки. Перед южным фасадом, где расположен вход в дом, создается парадный двор с клумбой в центре. Южнее дома по склону был разбит регулярный парк. Липы высажены рядами вдоль склона. В северо-восточной части усадьбы по границе была высажена двухрядная липовая аллея. 

С конца 2003 года в отреставрированном барском доме был открыт Дом милосердия. Парк же сохранился небольшими остатками, в которые внедрилась современная застройка. 

Бывают странные сближения! Не столь давнее прошлое усадьбы было тесно связано с историей мест, которые нам предстояло посетить. В барском доме после революции и до 1990-х годов располагалась фабрика полхов-майданской росписи. А очень симпатичный одноэтажный деревянный особняк, стоящий по соседству с ним, был в 1950-е годы перевезён из усадьбы при железоделательном заводе в соседнем Балыкове. Строительство этого завода было начато в 1873 году. Поначалу руда подвозилась из окрестностей Череватова – надо полагать, и с месторождения «Бушуй», интересные факты истории которого выявил paramon в прошлом году, - а затем открыли и собственный рудник – близ Цыгановки. В 1888 году Балыковский завод был сдан в аренду «Обществу Шиповских горных заводов», которому принадлежали Илёвский и Вознесенский заводы. В 1912 году он прекратил своё существование 

На выезде из Осиновки в лесополосе устраиваем обеденный перерыв. На часах нет ещё и полудня, погода великолепна, июньский день долог как никогда, и… лучшее, конечно, впереди! Всё самое интересное только начинается! 

Большой щит около дороги напоминает, что саровская Зона уже рядом. Вскоре над безбрежными лесами показываются знаменитая колокольня и крыши многоэтажек закрытого города. Дорога, сделав поворот, уводит нас на запад, и вскоре мы уже фотографируем стелу на въезде в Вознесенский район. Знакомство с районом начинаем с села Аламасова, над которым белеет изящная Троицкая церковь постройки 1795 года. Нам повезло – после недолгих расспросов прохожих находим ключницу и оказываемся внутри храма, чтобы увидеть местную святыню – Тихвинскую икону из Саровского монастыря, закрытого в 1927 году: 

Однажды  «теньгуши» (жители Теньгушева) везли из Сарова на возах награбленное  монастырское добро. Возле Аламасовской церкви лошади встали. Их стегали, но они не двигались. Тогда хозяева сняли с воза Тихвинскую икону Божией Матери. Лошади пошли. Попытались вернуть икону на место – опять остановились и поднялись на дыбы. Чтобы ехать дальше (добра-то помимо этого везли много), икону оставили. Староста открыл церковь, икону внесли внутрь. А лихих людей лошади так понесли, что народ закричал: «Гляди, убьются!». Потом за иконой вернулись, но верующие ее не отдали…

Домчавшись до окраины соседнего Нарышкина, сворачиваем на Илёв – хоть я и не любитель радиалок, но дорога с твёрдым покрытием туда одна (все остальные - песчаные), а пропустить это интереснейшее место никак нельзя! По обеим сторонам разбитой дороги – лес, обгоревший в прошлогодних пожарах, подступавших к самому Сарову. И вот вскоре деревья впереди расступаются, и мы оказываемся на плотине пруда Верхнего Илёвского завода. Отсылая за подробностями из прошлого села к отчёту paramona «В Приочье, на Бушуй», сразу скажу, что главное впечатление от Илёва нам хотелось получить, поднявшись на высокую колокольню старинной сельской церкви Спаса Нерукотворного (1785 г.). И нам это удалось! 

В магазине нам подсказывают, как найти хранителя ключей от колокольни, но дома его не оказывается... На наше счастье, спустя немного времени Станислав появляется, и вот мы с внушительной высоты любуемся гладью заводских прудов и липово-ивовыми аллеями усадебного парка. Вдалеке, за Нижним прудом – дома соседнего Мотызлея и вышки в райцентре – Вознесенском. На южном берегу Верхнего пруда – горелый лес: огонь не дошёл до села, остановленный водоёмом. 

По словам Станислава, колокольня использовалась как пожарная каланча, с помощью стоящего на верхнем ярусе столика с «астролябией» фиксировался азимут очага возгорания. Одна из перегородок между проёмами этого яруса была выломана во время войны, когда отсюда велись наблюдения за вражескими самолётами. 

Спустившись на землю и поблагодарив нашего гида, отправляемся на кладбище, где находятся надгробия, отлитые на местных заводах. Здесь фортуна уже не так милостива к нам – не успеваем мы найти и осмотреть и половины памятников, как небеса разверзаются сильным ливнем из незаметно набежавших туч! Спешно надев дождевики, выбираемся на дорогу, увозя с собой в качестве сувениров обломки разноцветного шлака с плотины пруда… 

По пути в Нарышкино ливень прекращается и от мокрой дороги поднимается пар. На фоне тёмных туч и сверкающих временами молний в этом селе возвышается величественная Покровская церковь 1780 года с барочной колокольней. Решив не дожидаться милостей от погоды, едем дальше. И хотя в Сарминском Майдане, куда мы заезжаем для осмотра очередной церкви (намного более скромной, чем предыдущие), небо ещё пугает своей чернотой, но облака уже начинают рассеиваться, и вскоре выглядывает солнце. 

В Бахтызине, куда мы также заглянули в поисках интересностей, обнаруживаем церковь-новострой из силикатного кирпича, а здание сельсовета оказывается, по словам местной жительницы, бывшим барским строением. Около него расположен небольшой парк из лип и белых тополей-осокорей. 

Следующая остановка – Суморьево. Дорога туда запомнилась встречным ретро-автобусом «Колхида» и немалым числом попутных авто, едущих, по всей видимости, туда же, куда и мы – на Мокшу. Осмотрев в Суморьеве изящную колокольню интересной архитектуры (храм здесь не сохранился, действующая церковь – бревенчатый новодел), выезжаем на берег Мокши. Полноводная река с отличными песчаными пляжами на обоих берегах, летающими над водой ласточками-береговушками и отражающимся в воде вечерним небом производит такое впечатление, что некоторое время мы просто стоим, наслаждаясь красотой до упоения... Однако для ночёвки это чудное место непригодно ввиду близости большого села, и нам надо проехать ещё немного. 

В соседней деревне – Мельсеватовке – наше внимание привлекают остатки симпатичного каменного сарая и большой липовый парк на окраине. Как сказала жительница одного из крайних домов, этот парк посажен татарами, когда-то жившими здесь. 

Немного песчаной дороги, деревня Китаевка, труба через речку Варнаву, дорога по заросшему лугу – и мы снова на берегу Мокши, настолько похожем на суморьевский, будто мы и не уезжали оттуда. На ближайшем песчаном пляже останавливаемся. Вскоре, наконец, начинает темнеть, и мы наблюдаем, как на луга белым туманом сходит роса. За день без больших усилий пройдено 145 км – мы неплохо потрудились. Завтрашний день будет проще, но не менее интереснее… 

 

Граница Арзамасского и Дивеевского районов Глухово. Покровская церковь (XVIII-XXI в.) Дивеево. Казанская церковь
Дивеево. Особняк Дивеево. Панорама монастыря с Вичкинзы Осиновка. Усадьба Шахаевых
Осиновка. Флигель с Балыковского завода Граница Дивеевского и Вознесенского районов Аламасово. Троицкая церковь 1795 г.
Илёв. Стоунхендж на Верхнем пруду Илёв. Спасская церковь (1785 г. - 1880-е г.г.) Илёв. Летописец на колокольне
Илёв. Астролябия на колокольне Илёв. Панорама села и нижнего пруда с колокольни Илёв. Панорама верхнего пруда с колокольни
Илёв. Шлак с плотины верхнего пруда Илёв. Чугунное надгробие Мокрая дорога Илёв - Нарышкино
Нарышкино. Покровская церковь 1780 г. Сарминский Майдан. Никольская церковь 1839 г. Сарма около Сарминского Майдана
Бахтызино. Барское строение Бахтызино. Осокоревый парк Дорога на Суморьево и Колхида
Суморьево. Колокольня Суморьево. Мокша - 1 Суморьево. Мокша - 2
Мельсеватовка. Хозпостройка Мельсеватовка. Татарские липы Точка росы

 

День 2. 

После утреннего купания в Мокше (задача была не совсем тривиальной из-за сильного течения) и завтрака отправляемся дальше. С места ночёвки выезжаем уже накатанной грунтовкой, которая внезапно переходит в узенькую асфальтированную дорогу, начинающуюся неподалёку и идущую в нужную сторону – в Бутаково. Поднявшись в расположенное на холме над поймой Мокши село, останавливаемся у великолепной Казанской церкви 1809 года постройки, исключительно редкой композиции – с двухколоколенной папертью! Перед алтарём обнаруживаем чугунную надгробную доску Натальи Васильевны Никифоровой – жены создателя храма. 

В соседнем селе Девлетякове осматриваем не менее интересную Троицкую церковь 1789 г. с идеально круглой башнеобразной колокольней. Рядом с ней на холме, с которого открывается превосходный вид на долину Мокши и соседний райцентр Теньгушево, - остатки усадьбы помещика Енгалычева – полуразрушенный деревянный барский дом, окруженный небольшим садом. 

В следующем селе – Княжеве – асфальтированная дорога заканчивается. Здесь мы поднимаемся на разрушенную колокольню местной церкви, а затем устраиваем фотосессию трогательному многодетному утиному семейству. Форсировав вброд речку Ведяжу, протекающую в очень живописном овраге, выбираемся в деревню Беговатово. Здесь мы обнаруживаем, что асфальтовая дорога, вопреки километровке, идёт в нужную нам сторону и вскоре, сделав «фото на память» на границе родной области и солнечной Мордовии (см. заглавное фото), въезжаем в Криушу. Прежнее название села – Новое Мансырево – тюрского происхождения, как и Бутакова с Девлетяковом. 

Храм в Криуше старинный. Как нам поведал настоятель храма, построен он около 1790 года. К сожалению, трапезная и колокольня были разобраны в 1959 году. Барская усадьба, расположенная рядом и занятая больницей, была построена одновременно с храмом владельцем села Петром Никифоровым. Поблагодарив священника за рассказ, едем осматривать усадьбу, которая представляет собой целостный ансамбль – по соседству с внушительных размеров двукрылым барским домом с колонными портиками расположены несколько флигелей. Кстати, больница, названная в честь заслуженных врачей, супругов Лаптевых, «прописалась» в усадьбе, выкупленной земством, ещё до революции. Позади строений, за оврагом, превращённым в каскад живописных прудов, расположен сохранивший планировку парк с полузаросшими аллеями старых лип. Итак, можно констатировать, что скромный список сельских усадебных комплексов XVIII века на территории Нижегородской области включает и это симпатичное поместье, ранее располагавшееся в Темниковском уезде Тамбовской губернии. 

На плотине одного из прудов устраиваем обеденный перерыв, наблюдая за цаплей, неподвижно застывшей над затянутой ряской водной гладью. Закупившись в криушинском магазине провизией на вечер, отправляемся на родину промысла, являющегося «визитной карточкой» этих мест – в Полховский Майдан, срезая по грунтовке через овраг. 

Название села прямо говорит о пожарах, устраивавшихся для расчистки полян от леса. Однако канули в лету будные станы, где благородные дубы и липы пережигались на поташ, а скудная земля с преобладающим содержанием песка не могла прокормить земледельца. Универсальная формула «земля не родит хлеба, — родит кустаря; земля родит хлеб — на кустаря неурожай», выведенная А.С. Гациским, оказалась верна и здесь. В конце XVIII века местные крестьяне научились токарному промыслу у саровских монахов. Однако превращать свои изделия в произведения искусства полх-майданцы начали лишь с XX века: с появлением выжигательных аппаратов сложился характерный орнамент, с 1916 года стали применять обжиг, с 1931 года – роспись масляными и, наконец, с 1933 года – яркими анилиновыми красителями. По легенде роза, изображаемая на игрушках – тарарушках, выросла на могиле бесстрашной атаманши Алёны Арзамасской – предводительницы разинского отряда, сожжённой заживо в уездном Темникове. 

Крайняя улица села, на которой мы оказались, застроена добротными двухэтажными кирпичными домами, и около каждого лежат на просушке штабели очищенных липовых стволов. Заглядываем в наугад выбранный дом ближе к середине этой части села. Гостеприимный хозяин Михаил, на нашу просьбу показать процесс изготовления тарарушек сразу пригласил нас к станку, где за считанные минуты выточил из липовой болванки заготовку матрёшки, а затем угостил чаем и подарил на память и эту заготовку, и пару образцов ранее изготовленных им сувениров. По его словам, здешний промысел – семейный: вытачиванием игрушек занимаются мужчины, а росписью – женщины. Однако традиционную полх-майданскую роспись изделий можно сейчас увидеть только в районном музее в Вознесенском: под влиянием рыночных веяний пришлось отойти от прежнего стиля. Поблагодарив Михаила за радушие, заглядываем в местную церковь Рождества Христова, где любуемся великолепным резным иконостасом, и выезжаем в сторону райцентра. 

Нынешним названием Вознесенское – бывшее мордовское поселение, сменившее названия Ошпире, Кузятово и Кудиново, - обязано эпатажному промышленнику и предпринимателю, «владимирскому мономаху» Андрею Баташёву. В 1784 году здесь, на речке Варнаве, Баташёв основывает очередной железоделательный завод, названный Вознесенским в честь престола построенного им же храма.  

Огромный, очень живописный заводской пруд и стал первой точкой, с которой мы начали знакомство с посёлком. Остановившись на плотине, перекусываем и звоним в музей. Мы приехали уже после окончания рабочего дня, но – огромное спасибо сотруднице музея, пожертвовавшей личным временем ради нас! - спустя недолгое время уже поднимались по ступенькам музейного крыльца. 

Разумеется, большая часть экспозиции посвящена главному туристическому бренду района. Разнообразие матрёшек впечатляет: здесь и 50-местные гиганты, и крошечные, и роспись как в классическом полх-майданском стиле, так и на всевозможные темы, есть и выжигание с покрытием золотом. А вот продукции местных заводов – Вознесенского и Илёвского – посвящён намного более скромный зал. Однако здесь на картинах местного художника воссоздан примерный облик этих баташёвских предприятий. 

Приобретя на память одну матрёшку-тарарушку, прощаемся с работницей музея и осматриваем расположенную по соседству Вознесенскую церковь, утратившую купол. На противоположной стороне центральной площади посёлка расположен следующий объект, свидетельствующий о славных былых временах Вознесенского – полуразрушенный усадебный дом А.Р. Баташёва. Сейчас он представляет собой два одинаковых двухэтажных корпуса, которые прежде соединялись аркой. Но, как и в выксунском доме, это была лишь вершина айсберга: под надземной частью располагалась не уступающая ей в размерах таинственно-мрачная подземная… 

Заехав напоследок на пруд, целый час купаемся в его тёплых, как парное молоко, водах, омывающих его северный берег с великолепными пляжами. В этот жаркий вечер гуляло, кажется, всё Вознесенское - отдыхающих было немало не только на пруду, но и на центральных улицах, где праздновался «День молодёжи». Посетив магазин самообслуживания на окраине посёлка, застроенной вполне по-городскому, выезжаем в северном направлении по уходящей в леса подразбитой дороге. Нас ждёт самая загадочная часть маршрута – курихинские леса… 

Но это будет завтра, а сегодня мы, приметив с дороги удобную поляну, сворачиваем на неё и ставим палатку. Через короткое время к нам слетается столько кровососов, что готовить ужин приходится в тамбуре, закрывшись от них. День удался - пройдено 60 километров с очень насыщенной культурной программой и купанием! 

 

Утренняя Мокша Пойма Мокши. Коровы Бутаково. Казанская церковь 1809 г.
Бутаково. Надгробие Н.В. Никифоровой Девлетяково. Троицкая церковь 1789 г. Девлетяково. Усадьба Енгалычевых
Девлетяково. Вид на Теньгушево Княжево. Церковь Княжево. Утиное семейство
Овраг между Княжевом и Беговатовом Криуша. Владимирская церковь 1791 г. Криуша. Усадьба Никифоровых
Супруги врачи Лаптевы Усадьба Никифоровых. Пруд 1 Усадьба Никифоровых. Липовая аллея
Усадьба Никифоровых. Пруд 2 Полховский Майдан. Сырьё для тарарушек Так рождается тарарушка
Полх-Майданские гусята Полховский Майдан. Рождественская церковь 1844 г. Вознесенское. Баташёвский пруд
Вознесенское. Плотина и вешняки Баташёвского пруда Матрёшки - союзные республики Матрёшка - пьяный монах
*Natalek* в образе матрешки Вознесенский завод Илёвский завод
Продукция местного производства Вознесенское. Вознесенская церковь (1770-е г.г.) Вознесенское. Баташёвский дом

 

День 3. 

Сворачивая лагерь, успели хорошо покормить комаров, на которых репелленты действовали, увы, слабо. Выбираемся назад на шоссе и совсем скоро оказываемся в посёлке Куриха. За речкой Сармой, название которой вполне соответствует её характеру (по эрзянски «сар»-болотистый, «ма» - движущаяся вода), расположен одноименный ей посёлок. По сути, Куриха и Сарма – две части одного целого, которое можно называть любым из этих названий. 

За мостом автодороги синеет купол деревянного одноэтажного храма, который прежде находился в лесу, где располагался курихинский монастырь – следующий пункт сегодняшней программы. А сейчас в нашем меню – осмотр того, что осталось здесь от уже несуществующей узкоколеечной магистрали Выкса – Димара – Сарма. И сначала, проехав по насыпи с остатками шпал, оказываемся над полноводной здесь Сармой на деревянном железнодорожном мосту. Стоя на нём, обветшавшем и потемневшем от времени, уже сложно представить, что раньше он спокойно выдерживал вес грузовых и пассажирских составов. Теперь вместо рельсового пути по прямой, как стрела, насыпи, вдаль уходит лишь узкая тропинка. Эх!.. 

Вернувшись в посёлок, осматриваем кирпичный ангар для тепловоза, стоящий там, где заканчивались пути. Вся прилегающая улица посёлка до сих пор носит название Железнодорожной, о чём свидетельствует табличка на магазине. Здесь же, на поверхности зыбучего песка, из которого состоят все здешние дороги, обнаруживаем несколько кусочков голубоватого шлака - видимо, попавших сюда с одного из близлежащих железоделательных заводов. А где же здание вокзала, фотоснимок которого есть на сайте uzd-wyksa.ru? Вот высокая вышка, но рядом с ней пусто. 

Желая прояснить ситуацию, стучимся в ближайший дом. Дверь открывается и хозяева Василий Васильевич и Елена Юрьевна, узнав цель нашего приезда в Сарму,… приглашают нас к столу! За вкусным обедом нам рассказали немало интересного… 

Типовое здание вокзала исчезло совсем недавно – осенью прошлого года было разобрано на дрова, осталось лишь основание печи. В ближайшем будущем Василий Васильевич собирается установить на его месте большой камень как памятник.  

Посёлок Куриха со станцией Сарма возник в 1921 году, после того, как в годы гражданской войны сюда была продлена Выксунская УЖД от станции Унор. От Сармы отходила железнодорожная ветка на Илёв и дальше – до посёлка, который сейчас называется Путь Ленина и расположен около Цыгановки. Ирония судьбы! Ещё в конце XIX века Н.Н. Шипов планировал связать Балыковский и Илёвский заводы железной дорогой, однако она появилась там уже после их закрытия…

А вот о существовании рельсового пути от Курихи до Бушуя уже от нас гостеприимные курихинцы узнали с удивлением: видимо, эта ветка существовала лишь непродолжительное время. 

Магистраль Выкса-Куриха действовала до самого конца прошлого столетия. Но уже к 2000 году рельсы здесь были сняты. Поезда стали ходить только до Димары. Период существования УЖД можно назвать «золотым веком» Курихи: посёлок был многолюден, жизнь била ключом благодаря железной дороге. Со всей округи на станцию Сарма свозили лес и зерно (действовал пункт Заготзерно) для отправки на Выксу. В посёлке были комбинат бытового обслуживания, баня, танцплощадка, 5 магазинов. Школа и лесничество действуют по сей день. Пассажирский поезд из Выксы, в составе которого было до 17 вагонов (!),  прибывал в Куриху ежедневно в 23:30 и после 45-минутной стоянки отправлялся обратно. Поездка на нём занимала около 3 часов. Курихинцы ездили на нём на утреннюю ярмарку в Выксу. Время его прибытия на крупнейшую станцию магистрали, Унор, было согласовано с расписанием поезда, курсировавшего по маршруту Унора - Мердушинский Тупик с заездом в посёлок Лесомашинный. 

После обеда совершаем пешую прогулку по Сарме с Василием Васильевичем: по заросшей насыпи бывшей Илёвской ветки доходим до обломков моста через приток Сармы Луктосик, а затем отправляемся в гости к местной знаменитости – «Кулибину».

Александр Васильевич Шанин – мастер-краснодеревщик, изготавливающий уникальную резную мебель на станках собственного изобретения, не имеющих аналогов. Традиционную матрёшку, объект по сути двумерный, в Вознесенском районе изготавливают буквально в каждом селе. А намного более сложные мебельные детали, когда заготовка обрабатывается резцом ещё в одном направлении, - только Шанин. Все его произведения находятся у заказчиков, поэтому мы смогли увидеть их только на фотографиях. Впечатляет! Кроме того, иконостасы храмов сёл Мотызлей и Суморьево тоже изготовлены им. К сожалению, открыть собственное малое предприятие у Александра Васильевича не получилось: задушили налогами. Другое его увлечение – летательные аппараты. Тяги вертолёта, который два года назад видели здесь Раф и компания, хватало, чтобы поднять человека на небольшую высоту вверх. Однако приземления не всегда бывали удачными. Видимо, по этой причине аппарат сейчас находится в разобранном состоянии. 

По возвращении к дому В.В. и Е.Ю. снова напоили нас чаем и вручили на дорогу десяток варёных деревенских яиц. Уточнив местоположение родников и монастыря, и расспросив о состоянии дорог на Кавлей, прощаемся, поблагодарив за очень тёплый приём. Мы ещё не знали, что события будут развиваться иначе, чем предполагалось… 

На выезде из Сармы заглядываем к старейшей жительнице посёлка – тёте Нюре. Последний вопрос, на который хотелось найти ответ – существовала ли ветка, связывавшая Выксунскую и Кулебакскую системы УЖД? В прошлом году paramonom был получен положительный ответ от старожила деревни Коврез. Однако, по словам т. Нюры, отец которой участвовал в строительстве магистрали, соединительной ветки не было никогда. То же самое, уже через полтора месяца, мы узнали от жителей деревни Серебрянка, расположенной на южной окраине Кулебакского района. 

Проехав по весьма песчаной дороге до окраины деревни Луктос, заезжаем сначала к источникам «12 апостолов». В глубоком овраге, в который серпантином спускается тропа, бьют несколько родников, сливающихся в прозрачный быстрый ручей. Место просто замечательное, несмотря на полчища комаров, атакующих всё живое. Следующий поворот с основной дороги – к лесному монастырю. 

Здесь в середине XIX века 5 лет прожила в отшельничестве Анастасия Логачёва (1809-1875), уроженка села Кудлей, что в 15 км отсюда. В детстве она была разлучена с родителями: отца, Семёна Васильевича, рекрутировали в армию, с ним отправилась и жена Мавра. Настю отдали на воспитание в семью дяди. Однако «своей» она среди родственников не стала. Искавшая молитвенного уединения, она часто уходила на пасеку деда, Василия Логиновича, что располагалась здесь. Анастасия трижды встречалась в Сарове с подвижником Серафимом, который благословил её на пустынножительство там, где она почувствует запах курящегося ладана. Таким местом и оказалось урочище, где была полюбившаяся ей пасека. 

Анастасия в меру своих сил повторила подвиг преподобного Серафима: 40 дней и ночей молилась на большом камне, что располагался неподалёку от её пещеры. По легенде, Серафим сам приходил на Куриху к Анастасии и предсказывал ей, что здесь будет монастырь. Кроме того, однажды Анастасии было видение, как с неба на место около её пещерки опускается пятиглавый храм. 

Однако при её жизни пророчеству преподобного было не суждено осуществиться. Решив устроить женскую общину, чтобы разделить уединение с жителями округи, пожелавшими последовать её примеру, она встретила сопротивление волостного старосты из села Тоторшева (часть нынешнего Ардатова). Обманом и угрозами он заставил крестьян дать свидетельства против Анастасии, и в отводе земли под общину ей было отказано. Она была переведена в Ардатовский Покровский монастырь, который регулярно посещала во время отшельнической жизни. Спустя некоторое время по ходатайству сибирского купца С.П. Петрова она была переведена в новообразованный Улалинский Николаевский монастырь в Томской губернии, пострижена в монахини с именем Афанасии и сделана его начальницей. Там она и окончила дни земной жизни. 

Монашеская жизнь на Курихе не прервалась: в 1888 году сюда пришли сестры из общины села Ризадеева, разогнанной тем же волостным старостой. Благодаря ходатайству Натальи Васильевны Оболенской – супруги предводителя дворянства Ардатовского уезда Александра Николаевича Карамзина, - при императорском дворе, Александр III выделил землю для будущей курихинской общины. В 1894 г. был освящён деревянный храм и община была утверждена официально с наименованием «Курихинский Знаменский богадельный дом». Так сбылось предсказание преподобного Серафима. 

Община постепенно крепла, расстраивалась, но наступили другие времена… Во время гонения на монастыри в 1928 году община была закрыта, а её строения – перевезены в уже существовавший тогда посёлок Сарма.  

Первым на нашем пути оказывается камень Анастасии. Большой валун в настоящее время почти целиком ушёл в землю, над ним устроен навес. Чуть дальше, у действующего кладбища, - один из родников. Остальные расположены за кладбищем, в живописном овраге. Над местом, где молилась курихинская подвижница, устроена деревянная сень. Ближайший к ней родник возник при явлении Богоматери сестре Ардатовского монастыря Марии, когда она вместе с Анастасией занималась поисками источников воды. В настоящее время вода в нём застоялась, да и в остальных источниках она не так хороша, как в луктосском овраге. 

Рядом, на поляне, стоят деревянные часовня и церковь, открытые для всех. Они были построены уроженцем этих мест С.С. Бардиным. Чуть поодаль – дом, в котором, как нам чуть раньше рассказали курихинцы, не так давно жил монах, но покинул это место… 

Вернувшись на проезжую дорогу, подкрепляемся и отправляемся дальше. Основная программа ПВД в принципе выполнена и, хотя день уже клонится к вечеру, время позволяет рискнуть и проехать к эрзянскому святилищу на Кавлей. Спустя некоторое время оказываемся у развилки. Влево уходит широкая просека с грязной заболоченной дорогой. Пробуем проехать по заранее нарисованному по космоснимкам треку дорогой правее… 

Интересно, почему меня сразу не смутили упавшие стволы деревьев, перекрывающие эту дорогу во многих местах? Вместо того чтобы сразу почувствовать подвох, решаю пробиваться по этой дороге дальше. Изрядно поупражнявшись в перетаскивании гружёных велов через завалы, оказываемся в поле, где раньше была деревня Покровка. Бывшую деревню выдают вековые липы. За ними дорога, уже довольно заросшая, поворачивает строго на восток, куда нам не надо. 

Оставив Наташу с велами в поле, отправляюсь на поиск дороги в северном направлении. Если такая дорога и была (по крайней мере, что-то похожее виднелось на космоснимках), то выбраться на неё сейчас не представлялось возможным. Молодой березняк, изогнутый во всех направлениях после зимних «ледяных дождей», полностью блокировал подступы к лесу. Похоже, Моляна не пускает нас к себе короткой дорогой, а делать огромный крюк, как у Рафа 2 года назад, ну совсем не хочется… 

Солнце клонится к закату – лимит времени на преодоление спецучастка исчерпан. Решаю отложить посещение Моляны до следующего раза (забегая вперёд, скажу, что в августе мы вполне благополучно попали туда уже с другой стороны) и возвращаться в Сарму. Взмыленные и подгоняемые мириадами комаров, обратный путь, включая преодоление завалов, проделываем существенно быстрее. Получается, что прямоезжая дорога от Сармы до Кавлея одна и только одна – та, на которую мы не решились повернуть. Уже позднее я вспомнил про отчёт Piggy двухлетней давности – тогда компания джиперов всё-таки прорвалась по этой дороге (в противоположном направлении), но с приключениями –  застряв в колеях и серьёзно повредив один из автомобилей… 

Перед тем как начать поиски места для ночевки, снова заглядываем в гостеприимный дом Василия и Елены – доложить о нашей «неудаче». Удивительно, но она обернулась для нас очередной удачей: нас пригласили переночевать (!), а когда мы, посвежевшие после купания в Сарме, за ужином рассказывали о своих приключениях в лесу, «на огонёк» заглянул бывший начальник станции, а ныне школьный учитель Александр Николаевич! Если бы не усталость, клонящая ко сну, наверное, мы бы и его «засыпали» вопросами. Но сил хватило только на то, чтобы слушать задушевные песни, исполняемые им вместе с хозяйкой… 

Пробег этого насыщенного и полного сюрпризов дня составил всего 25 километров… 

 День 4. 

Проснувшись в 7 утра, собираемся в дорогу… От материального вознаграждения за причинённые нами неудобства наши супергостеприимные хозяева отказались. Нам ничего не оставалось, как просто от души их поблагодарить. Елена и Василий, огромное вам спасибо и низкий поклон! Курихинское гостеприимство и радушие мы не забудем никогда! 

Программа сегодняшнего дня была проста: едем назад в Вознесенское и далее в Арзамас через Ардатов. От срезки по узкоколейке мы отказались по двум причинам: во-первых, не было желания снова кормить стаи насекомых, а во-вторых, очень хотелось ещё искупаться в полюбившемся нам пруду в Вознесенском: день обещал быть жарким, как и предыдущие… 

Дорога до райцентра пролетела незаметно. Свернув на живописную «объездную», ведущую к больнице, сразу оказываемся на крутом берегу пруда. Аккуратно спустившись вниз, выезжаем на знакомый пляж, и на целый час расслабляемся в объятиях прохладных вод. Наконец, плотно перекусив, отправляемся навстречу многокилометровой ленте асфальта. До свидания, Вознесенское! 

Шоссе плавно набирает высоту, то пронзая стрелой лес, то выходя на открытые пространства. Остаются позади немногочисленные деревни: Варнаево, Благодатовка, Покровка… На пересечении дороги с бывшей узкоколейкой делаем небольшую остановку. В сторону Сармы насыпь с остатками шпал сохранилась хорошо. Параллельно ей, как и следовало ожидать, идёт довольно неплохая грунтовка. А вот в сторону Выксы насыпь разрушена и сильно заросла… 

Вознесенский район заканчивается, и мы оказываемся на… Солнце. Деревней с таким названием, расположенной на берегу запруженного одноименного притока Варнавы, начинается окраина Выксунского района. Через несколько километров – развилка, нам направо. Уже через километр вывеской Мухтоловского лесничества начинается Ардатовский район. Дорога здесь - межрайонного значения, однако асфальт сильно разбит и не видел ремонта очень давно, как на всех ардатовских межпоселковых дорогах. С обеих сторон к дороге стеной подступает густой лес. 

Наконец, справа показываются остатки какой-то кирпичной стены, а слева – белая колокольня одиноко стоящей церкви. Приметив подходящий съезд с асфальта, сворачиваем к ней. Об этом храме известно немного: построен Звенигородскими в 1906-1912 годах, и посвящён Казанской иконе Богоматери. Интересно, что курихинцы называют это место «монастырём». Стоит он в уединении, посередине между деревнями Александровка и Каркалей, на гребне водораздела. Покрытый муромскими лесами, рельеф на юг понижается к Мокше, на север – к Тёше. Купол храма вместе с частью южной стены обрушен, на искорёженных оконных проёмах ещё держатся решетки. Грустное зрелище. Над нами пролетают несколько истребителей из Саваслейки, оповещая о себе ударными волнами… 

Осмотрев руины храма, отправляемся дальше. Снова по сторонам дороги лес, лес, лес. Справа остаётся Чуварлей-Майдан, вскоре дорога снова взбирается на водораздел, за которым асфальт сразу же значительно улучшается, а впереди на холме показываются здания и купола Ардатова. 

Заправившись мороженым и соком из магазина на Ильинской площади, отправляемся на велопрогулку по бывшему уездному городу. В Ардатове есть, что посмотреть! Великолепные каменные торговые ряды, каменные и полукаменные дома с коваными крыльцами и карнизами, внушительное старинное здание школы, большое здание с литыми чугунными колоннами крыльцев с аббревиатурой «АЗУ» (Ардатовское земское училище?), величественный Знаменский собор на главной площади произвели очень хорошее впечатление. К сожалению, не получилось попасть в краеведческий музей, расположенный в здании ДК: зашли уже после окончания рабочего дня. Не получилось и искупаться в Лемети: на пляже расположилась компания, не внушающая доверия. Поэтому, отдохнув в парке, отправляемся на преодоление последних 50 километров пути. 

До Стёксова шоссе идёт по высокому плато, плавно понижающемуся к Ирже. Здесь приходится побороться со встречным ветром. Дальше – вверх-вниз по пологим холмам, разделяющим пересохшие притоки Тёши. Уже чувствуется усталость, поэтому едем небыстро. Наконец, с последнего подъёма показывается великолепная панорама Арзамаса, освещённого лучами заходящего солнца… 

За день пройдено 144 км, практически столько же, как в первый день. Итого – 372 км за 4 дня. Наша мини-экспедиция по удивительному краю – Примокшанью – завершена, и надолго запомнится красотой и гостеприимством тех мест… 


 

Река Сарма около п. Сарма Сарма. Храм, перевезённый со Старой Курихи Сарма. Мост магистральной УЖД Выкса - Димара - Куриха
На мосту Костыль для шпал Сарма. Шлак
Сарма. Ангар для тепловоза Сарма. Вышка и основание печи - всё, что осталось от вокзала Насыпь УЖД Сарма - Илёв и разрушенный мост через Луктосик
А.В. Шанин - сарминский Кулибин Луктос. Родники 12 апостолов Старая Куриха. Камень Анастасии
Старая Куриха. Родники Старая Куриха. Часовни Урочище Покровка. Березняк после ледяных дождей
И снова Вознесенское Шпалы УЖД Выкса - Сарма близ пересечения с шоссе Вознесенское - Выкса Граница Вознесенского и Выксунского районов
Солнце Казанская церковь (1906-1912 г.) между Каркалеем и Александровкой Ардатов. Торговые ряды
Ардатов. Городская усадьба Ардатов. Школа и памятник А.М. Горькому Ардатов. Дом с колоннами
Ардатов. Литьё. Ардатов. Знаменский собор 1802 г. Ардатовский ёжик
Леметь в Ардатове Дорога домой… Карта


автор: X-man


Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий
Обновить


 Copyright © 2003 Велосипедный Нижний  Поддержка онлайн (ICQ): 59592562  
Нижний Новгород Online - Нижегородский городской сайт nnov.ru - доменная зона Нижнего Новгорода Graphit Powered by TreeGraph